«101 Дзэнская история»

«...Дзэн можно назвать внутренним искусством и изобретением жителей Востока. Корни его были заложены в Китае Бодхидхармой, который пришел в Китай из Индии в VI веке... Дзэн описывали так: „Особое учение без священных текстов, вне слов и букв, которое учит о сущности человеческого разума, проникая прямо в его природу, и ведет к просветлению... Дзэн — это не секта, а опыт...“
...Дзэн стал означать не только понимание мира, но и преданность искусству и работе, богатство содержания, открытость интуиции, выражение врожденной красоты, неуловимое очарование несовершенства. Дзэн имеет много значений, но ни одно из них не определено полностью.
Если бы они были определены, это не был бы дзэн.
Говорят, что если в твоей жизни присутствет дзэн, в ней нет страха, сомнения и страстей, чрезмерности чувств...
...Вы скромно служите человечеству, наполняя свое пребывание в этом мире любовью и добротой, и наблюдаете за тем, как вы проходите, подобно листку, падающему с дерева...
...Изучать дзэн — этот расцвет человеческой природы — нелегко в любом возрасте и для любой цивилизации...»

1. Чашка чая
Нан-ин, японский учитель дзэн, живший в эпоху Мейдзи (1868 −1912 г.г.), принимал у себя универститетского профессора, пришедшего узнать, что такое дзэн.
Нан-ин пригласил его к чаю. Он налил гостю чашку доверху и продолжал лить дальше.
Профессор следил за тем, как переполняется чашка, и, наконец, не выдержал: «Она же переполнена. Больше уже не войдет».
«Так же, как эта чашка, — сказал Нан-ин, и Вы полны ваших собственных мнений и размышлений. Как же я смогу показать Вам дзэн, если Вы сначала не опустошили вашу чашу?»

9. Нельзя украсть луну
Ренан, дзэнский мастер, жил самой простой жизнью в маленькой хижине у подножья горы. Однажды вечером в хижину забрался вор и обнаружил, что там нечего украсть. Вернувшись, Ренан застал у себя вора.
«Ты прошел долгий путь, чтобы навестить меня,-сказал он бродяге, — и ты не должен вернуться с пустыми руками. Пожалуйста, возьми в подарок мою одежду».
Вор был ошарашен. Он взял одежду и тихонько ушел.
Ренан сидел нагой, любуясь луной. Бедный парень, — задумчиво сказал он. — Мне бы так хотелось подарить ему эту прекрасную луну«.

27. Голос счастья
Когда Банкей умер, один слепец, живший рядом с храмом учителя, рассказал своему другу: «Из-за того, что я слеп, я не могу наблюдать за лицом человека, поэтому я сужу о его характере по звуку его голоса.
Обычно, когда я слышу, как кто-то поздравляет другого с успехами или счастьем, я слышу также тайный голос зависти.
Когда выражается соболезнование о несчастье другого, я слышу удовольствие и удовлетворение, как будто соболезнующий на самом деле доволен, будто в своем собственном мире он остается в выигрыше.
Однако, несмотря на весь мой опыт, в голосе Банкея я слышал одну только искренность.
Когда он выражал счастье, я не слышал в его голосе ничего, кроме счастья, когда он выражал печаль — единственное, что я слышал, была печаль».

83. Кто не работает — не ест
Хайкудзе, китайский мастер дзэн, обычно трудился вместе с учениками даже в возрасте 80 лет: подстригал кусты в саду, расчищал дорожки и подрезал деревья. Ученики чувствовали себя виноватыми, видя, как старый учитель работает столь усердно, но знали, что он не послушает их советов не работать. Поэтому они решили спрятать его инструменты.
В этот день учитель не ел. На следующий день он тоже не ел, и на следующий тоже.
«Наверное, он сердится, что мы спрятали его инструмент, — подумали ученики. — Лучше вернем их».
Когда они сделали это, учитель работал весь день и ел, так же, как и раньше. Вечером он сказал им: «Кто не работает, тот не ест».

Вернуться назад

Комментарии

Оставить комментарий

заявка на подбор тура